Реклама
Проверенная снасть
Реклама
Свежий номер
Рыбачьте с нами №7 (июль) 2017
В этом номере:
  • Древний маскинонг и новые технологии
  • Игра в спиннинг
Смотреть дальше
Реклама
Комментарии
Витёк Фадеев
Я на голавля беру с собой еще и видеокамеру sititek, прикрепляю монитор к удочке и прекрасно видно рельеф дна и движение рыбы.
Макчон
Неплохой комплект средней ценовой категории. Большую часть описанных воблеров имею в своих коробках, ловят если не превосходно, то в определенных условиях вполне достойно. Не сложилось только с Duo Gr
Александр Мороз
Читал Вашу статью и чуть не пустил слезу! Всего пару дней назад испытали тоже самое, такое ощущение что писали с моих слов! Также понадеялись на клев в районе "бабок", а в итоге уехали с неб
Реклама



Бумеранг. Экологическая катастрофа на Нижней Волге

Бумеранг. Экологическая катастрофа на Нижней ВолгеВ этом году начало половодья задержалось на 20 дней, её начали сбрасывать только к началу мая. К этому времени в реках области присутствовала почти вся рыба: вобла, лещ, сазан и другие. Из-за маловодья в апреле и марте (уровень был меньше нормы на метр) не успели отнереститься щука и судак, так как прибрежная растительность оказалась на суше. В ожидании полой воды рыба, вобла в частности, начала сбрасывать икру в реках у берега. Понятно, что она не выжила, её просто смыло прибывающей водой. Только к 9 мая вода перевалила нулевую отметку и пошла в ерики, проточки поймы и дельты. Вся масса рыбы последовала туда же, и начались массовые заморы. Происходило это потому, что повинуясь инстинкту, рыба устремлялась на самые прогретые участки, как правило, в непроточные тупики, затоны и просто заводи. Кислород в таких местах быстро заканчивался и рыба задыхалась. Десятки тонн погибло в районе речки Ланчуг, куда косяки воблы устремились из Бузана (это Красноярский район). Лично я видел много мертвой рыбы в Приволжском, Камызякском районах, а судя по информации с мест, заморы происходили во многих местах дельты.

Половодье на нижней Волге, пожалуй, основополагающее событие в формировании уникальных биотопов дельты, поймы Волги и Ахтубы. Именно благодаря весенним разливам полой воды в зоне полупустынь образовался уникальный оазис с богатой и разнообразной жизнью. Вешняя вода даёт жизнь всему живому: растения, животные, насекомые, рыбы и птицы образуют пищевые цепи, начало которых скрыто от человеческих глаз в разливах тёплой, полой воды. Нормальное половодье обычно начинается в середине апреля, когда с Волжской ГЭС начинают увеличивать сбросы воды. К этому времени в реки дельты заходит из моря вобла, ход её нарастает и пика достигает обычно к Первомаю, как раз в это время вода начинает затапливать заливные луга дельты и поймы, которые и являются местом нереста.

 Вобла первой заходит на нерестилища, большими косяками.

Вода прибывает и за воблой в дельту начинает идти лещ, потом сазан, после них уже в первой декаде мая в реки заходит густера, краснопёрка, чехонь, лини и другая рыба. Позже всех нерестятся сомы. Как правило пик паводка наступает в первых числах мая, вода как у нас говорят, встаёт и держится на одном уровне две — три недели. Этот период ещё называют «рыбохозяйственной полкой» — это самый важный этап для нереста рыбы. В идеале вода должна держаться на одном уровне как можно дольше, чтобы отложенная на мелководье икра успела созреть и не обсохнуть. Нормальной считается полка продолжительностью 21 день, этого времени, достаточно чтобы из икры вылупились мальки, а самое главное, они окрепли и набрались сил в тёплой воде нерестилищ.

Иногда на перекатах, объём воблы почти равен объёму воды.

Вода стоит, до середины июня, а затем медленно начинает уходить, вместе с водой в реки скатывается малёк, течение его несёт в море. Малёк это основа питания хищных рыб, судаков, окуней, щук, бершей, сомов, жерехов и чехони. Судаки и щуки нерестятся в марте — апреле, чтобы их молодь к июню подросла и могла охотиться на малька воблы и другой мелочи.

Вышеописанный сценарий развития половодья можно считать идеальным, и в принципе при таком раскладе важен даже не объём воды, который колеблется из года в год, а её распределение во времени. Регулирование стока Волги стало возможным с постройкой плотин и если в Советское время эта задача худо — бедно выполнялась, то в последние годы даже наличие воды в водохранилищах, в достаточном количестве, не является гарантией хорошего паводка. Например, за последние лет пятнадцать нормальных паводков было от силы три — четыре. Все остальные оставляли желать лучшего: то воду рано дадут, то поздно, то сбросят рано и быстро, и недоразвитые мальки оказываются в холодной речной воде. Связано это со многими причинами: тут и экономические интересы энергетиков, перестраховка на случай наводнений, общая тенденция, наметившаяся в стране, когда решения принимают «эффективные» менеджеры, а не специалисты. Но самая главная причина — это отсутствие качественного долгосрочного прогноза приточности воды в водохранилища.

Один из лучших специалистов по этой теме в Астрахани, Дамир Катунин. Он старейший работник КаспНИРха, как-то несколько лет назад сказал мне: " Нормальное регулирования стока Волги невозможно без долгосрочного прогноза приточности. В двухтысячные годы качество таких прогнозов резко ухудшилось, потому что было сокращено огромное количество гидропостов в Европейской части России, которые в течение года собирали информацию о количестве осадков, влажности почвы, толщине снежного покрова, скорости снеготаяния и других параметрах, влияющих на количество воды в бассейне Волги. Не имея прогноза или имея его максимум на пару недель, регулирование стока происходит по факту: пришла вода в водохранилища — сбросили, нет воды — прикрыли заслонки».

2015 год — «черная» дата для рыбохозяйственного комплекса Нижней Волги

 В этом году мёртвая вобла и другая «белая» рыба — обычная картина на нерестилищах.

К пятнадцатому мая вода заполнила лишь ерики, озёра и ильмени, поймы и дельты и то не все, заливные луга были сухими, именно на них происходит нормальный нерест. А через пару дней вода «встала», так и не накрыв собой нерестилища.

Вода в этом году не залилась на нерестилища.

Такого не помнят даже старики. В селе Сокрутовка, Ахтубинского района впервые за всю историю его существования вода не зашла в озеро Московское, из которого добрая половина села брала воду на полив огородов, и таких озёр в пойме не один десяток. Рыба сбросила икру, отнерестилась в этой ситуации не совсем уместно — там, где получилось. А получилось в малопригодных для её созревания условиях, и выживаемость будет минимальной. Вода согласно графику сбросов «простояла» до конца мая и пошла на спад, и к 10 июня реки должны войти в русла, тогда как в нормальные годы вода уходила полностью в начале июля. Такой паводок подорвал не только рыбные запасы, он затронул весь биотоп: лягушки, комары и другие насекомые, чьё размножение невозможно без воды, однозначно понесут колоссальные потери, а они неотъемлемые и важные звенья пищевых цепочек.

Такой маловодный паводок однозначно повлияет на уровень грунтовых вод, которые отчасти тоже питают реки и озёра. Та же Ахтуба от Ахтубинска до села Болхуны в летнюю межень прошлого года почти на сто процентов питалась грунтовыми водами. Нетрудно предсказать, с какими проблемами столкнутся жители и фермеры в тех местах. Ахтуба просто может высохнуть на том участке. Заливные луга, которые в этом году остались сухими, являются ещё и сенокосами — это основа животноводства Астраханской области и без сомнения возникнет дефицит кормов.

Май 2014 года, в 2015 году тут сухо и легко проезжают машины.

Мне 45 лет и я, честно говоря, ничего подобного не помню, были ли такие маловодные паводки и когда? С этим вопросом я обратился к руководителю экологических проектов ФГУП КаспНИРх Дамиру Катунину:

— В этом году объём сбросов по официальным данным должен составить во втором квартале 62 куб. км, правда не факт, может быть и меньше. Нормальный сток — это 120 куб. км, то есть в два раза больше нынешнего, но были годы аналогичные нынешнему, например, в 1996 году объём стока был такой же, как и в этом году, а в 1975 ещё меньше, тогда он составил 57 куб. км. Разница только в том, что в этом году максимальные сбросы с плотины составляли 16 -14 тыс. м. куб /сек, что не позволило залить нерестилища водой, но позволило продлить время рыбохозяйственной полки или её подобия. Существовал и другой вариант, именно он был осуществлён в 1975 и 1996 гг. Тогда максимальные сбросы были около 24 тыс. м. куб/сек., что позволяло залить нерестилища, но на короткое время: вода приходила, рыба нерестилась, икра не успевала вызреть и вода резко уходила. Так что в этом году выбрали меньшую, из двух бед.

Кто виноват?
Если помониторить соцсети, подобная ситуация вызывает море негатива у астраханцев, у рыбаков, в частности. Особенно на фоне запретов появившихся в последние годы и штрафов, которые сотрудники рыбохраны выписывают за парковку у воды и рыбалку на удочку в нерестовый запрет, это время когда на удочку нельзя, а неводом можно. Возмущение вполне оправданное, но я сейчас не о том. Ситуация нынешнего года отчасти связана с природными, не подвластными так сказать человеку факторами, но это только отчасти. Все астраханцы и гости, побывавшие в наших краях в октябре прошлого года, хорошо помнят, что у нас очень сильно тогда приходила вода, в течение двух недель с плотины Волжской ГЭС сбрасывали, если мне не изменяет память 10–14 тыс. м. куб./сек. Фактически тот же объём что и в нынешний паводок: судак и другая рыба буквально поперли с моря. Промысловые рыбаки заработали, да и базы тоже. В народе гуляла версия, что причиной таких сбросов стала проводка буровой платформы с судостроительного завода в Астрахани на Каспий. Тогда, осенью я пообщался с человеком, который попросил не называть свою фамилию. Он чиновник, поэтому опасения понятны, и сказал мне, что причина сбросов заключается в том, что в октябре в Астрахани проходил саммит Прикаспийских государств и в плане мероприятий был выпуск молоди осетровых на одной из набережных города. Участие в нём приняли президенты, в том числе и наш. Чтобы река и набережная имела презентабельный вид воду и стали сбрасывать к этому дню.

Я, если честно, так и не понял логики товарищей принявших такое решение. Тем более что наши набережные и так выглядят замечательно, но теперь стало очевидно, что та водичка, буквально улетевшая в трубу, сохрани её в водохранилищах, помогла бы сегодня избежать экологической катастрофы, последствия которой, в конце концов, вернутся бумерангом к нам людям, живущим на этой земле. Очень жаль.