Реклама
Проверенная снасть
Реклама
Свежий номер
Рыбачьте с нами №7 (июль) 2017
В этом номере:
  • Древний маскинонг и новые технологии
  • Игра в спиннинг
Смотреть дальше
Реклама
Комментарии
Витёк Фадеев
Я на голавля беру с собой еще и видеокамеру sititek, прикрепляю монитор к удочке и прекрасно видно рельеф дна и движение рыбы.
Макчон
Неплохой комплект средней ценовой категории. Большую часть описанных воблеров имею в своих коробках, ловят если не превосходно, то в определенных условиях вполне достойно. Не сложилось только с Duo Gr
Александр Мороз
Читал Вашу статью и чуть не пустил слезу! Всего пару дней назад испытали тоже самое, такое ощущение что писали с моих слов! Также понадеялись на клев в районе "бабок", а в итоге уехали с неб
Реклама



Знатная уха: окончание

Просмотров: 2430
Знатная уха: окончаниеЕще темно, солнышко начнет всходить не раньше чем через час. Прохладный ветер вызывает мелкое волнение на поверхности. Насколько можно разглядеть, все Пялозеро подернуто рябью. Начало рассказа читайте здесь.

На заднем дворе дома кипит работа по сортировке и разделке улова. Анна Дмитриевна, ее дочка Ариша и две снохи, Светланка и Танечка, осажденные кошачьей оравой, расположившейся вдоль забора со стороны улицы, уже почти рассортировали всю рыбу: на сегодняшнюю уху, сущик, засолку и копчение. Мяукающая команда хоть и находится в отдалении от вожделенной добычи, но стойко держит осаду, дожидаясь своей доли. Попыток атаковать кошки больше не предпринимают, прекрасно понимая, чем это может для них закончиться, но горящие глаза и подрагивающие хвосты красноречиво говорят о готовности стоять до конца, до победы. Мужики присоединяются к женщинам. Мы с хозяином заходим в сарай и выносим сначала громадный котел, затем специально сваренную для него треногу. Устанавливаем котел на треногу.

Петрович садится рядом с женой и начинает разбирать остатки рыбы. Я беру чистые ведра и отправляюсь за водой. Воды нужно много – хорошо вымыть котел, тщательно промыть потрошеную рыбу, ну и уху варить. Первое ведро заливаю в котел, второе оставляю рядом со столом, на котором сортируют и чистят рыбу. Стол большой и основательный (метр в ширину и четыре метра в длину), по периметру стоят выносные скамейки, сверху добротный навес, закрывающий всю площадь от дождя. Перед каждым сортировщиком ведро с рыбой и три больших таза. Беру вторую пару ведер и снова иду за чистой водой. Возвращаюсь с полными, наш улов уже полностью рассортирован. Для ухи приготовлено два десятилитровых ведра ершей и такое же ведро мелкого окушка. Технология разделки ерша такова: голова рыбешки прижимается пальцем к доске, тонким, острым и коротким лезвием делается полный разрез от низа брюшка до верха жаберных крышек. Поворот кисти руки– и жабры с внутренностями навернуты на лезвие ножа. Выпотрошенный ерш летит в таз, внутренности с жабрами – кошачьи трофеи – в специальную посудину. Чешуя не снимается. Восемь пар рук работают четко и быстро, не до разговоров, каждый за минуту успевает выпотрошить три-четыре рыбины. Не отрываясь от работы, Петрович говорит мне: «Внимательно посмотри, попробуй сам», – и кивает на место рядом с собой. Я слежу за работой рук, техника разделки, похоже, совсем не сложна, однако семья Петровича делает это почти каждый день. Я сажусь между Петровичем и Анной Дмитриевной, правой рукой беру нож, а левой достаю ерша из ведра и прижимаю его к доскам стола. Аккуратно делаю разрез, цепляю кончиком ножа за жабры и тяну на себя. Половина жабер на кончике ножа, половина на месте. Дочищаю рыбешку руками и беру следующую. Все повторяется, от усердия я высунул язык и ничего не замечаю вокруг… По скорости я здорово отстаю от всех, но это нисколько меня не смущает. После семидесятой или восьмидесятой рыбешки дело пошло чуть лучше, но тут я неудачно хватаю ерша и до крови прокалываю палец. «Высоси кровь и сплюнь», – командует Анна Дмитриевна. Она уходит в дом и возвращается с пузырьком перекиси водорода и ваткой. Обрабатывает мне ранку. «Ладно, на сегодня тебе хватит чистить. Давай за водой и котел мой».


Котел вычищен, ерш выпотрошен и тщательно вымыт в семи водах. Пересыпаем рыбу в котел, до краев заливаем свежей чистой водой и разводим огонь. «Так, теперь будет очень интересно», – говорит Анна Дмитриевна. Она указывает на миски с рыбьими потрохами и велит каждому из нас взять по одной. Осаждающие дождались своего часа. Дмитриевна открывает калитку и, высоко подняв миску с потрохами, направляется подальше от дома к дороге. Мы следуем за ней, кошачья братия обгоняет нас, и теперь уже мы следуем за кошками. Оказывается, это целый ритуал: чинно усевшись вдоль длинной кормушки, компания ждет раздачи «слонов». Дмитриевна доходит до места и вываливает содержимое миски в кормушку, каждый из нас делает то же самое. Страждущие приступают к трапезе.

Вода в котле начинает закипать. Петрович велит мне поддерживать огонь, чтобы вода чуть кипела, и кипеть она должна не меньше часа. Все садятся чистить окуня, я слежу за огнем. С окуня чешую снимают. Вычищенную рыбу также промывают в семи водах, благо я натаскал ее в достатке. Петрович развязывает холщовый мешок, и рыба, пойманная сетью, подвергается операции чистки и потрошения. Петрович выбирает двух самых крупных – судака и щуку – и режет на порционные куски. Подзывает меня. «Смотри и запоминай, как надо быстро солить и сушить рыбу». Натирает лещей, судаков и щуку крупной солью, пару горстей соли бросает в мешок и кладет в него рыбу, завязывает горловину, и мы (Петрович с одной стороны, я с другой), взяв мешок за ушки, трясем его. Идем к берегу, к баньке. Петрович вырывает в песке неглубокую ямку, укладывает в нее мешок с рыбой. На мешок кладет дощечки и засыпает песком. Это место мы закладываем большим количеством тяжелых озерных камней. «Смотри, Сашуха, – говорит Петрович, – сейчас соль из рыбы воду выжмет, вода через полотно просочится в песок. Камни помогут выжать максимум жидкости, и к утру рыба сухой будет. Вешаем ее на леске, и она быстро сохнет».

Между тем вода в котле с ершом выкипела на треть. Чувствуется сильный и аппетитный запах рыбного бульона. Цвет жидкости изменился, на кипящем бульоне хорошо видны звездочки жирка. Анна Дмитриевна приносит из дома чистые эмалированные ведра, ставит их в ряд на скамью и накрывает первое марлей, сложенной несколько раз. Сергей, муж Аришки, и его тезка, старший сын Петровича и Дмитриевны, надев плотные рукавицы, чтобы не обжечь руки, берут котел за ручки и аккуратно льют бульон через марлю в первое ведро. Ариша и Дмитриевна держат марлю. Наполнив первое ведро, ребята переливают жидкость во второе, потом в третье. Полностью разварившегося ерша, превратившегося в кашу, вынимают деревянными ложками, кладут на марлю и через нее отжимают жидкость. Выжатые остатки вареной рыбы откидывают в миски – на корм кошкам. Я тщательно промываю котел холодной водой и снова ставлю его на треногу. Петрович выливает в котел бульон из первого ведра, осторожно вываливает туда очищенного окуня, кладет куски щуки и судака и добавляет бульон из остальных ведер. «Так, Сашуха, огонь поддерживай такой же, чтобы уха чуть кипела», – дает мне указание хозяин и уходит с женой в дом накрывать на стол. Я колю топором поленья на некрупные лучины и по одной подбрасываю в огонь, горящий под котлом. Сыновья Петровича, их жены и Ариша с мужем подходят ко мне. «Ну что, москвич, устал?» – «Да вы сами больше намаялись. Это ж надо такую прорву рыбы так быстро почистить», – отвечаю я. Ариша, старшенькая, женщина лет сорока, ладно скроенная, статная зеленоглазая красавица, спрашивает меня: «Ушицу-то чем для тебя заправить?» – «Да что самим больше нравится, тем и заправляйте, как привыкли, так и делайте. Хотя такую уху вообще заправлять ничем не надо, от одного запаха сыт будешь». – «Да нет, Саша, без картохи и уха не уха», – возражает Танюшка. «Ну, тогда картошкой», – решает ее муж Сергей. Они быстро чистят десятка два картофелин средней величины, нарезают пару крупных луковиц, пяток морковок и опускают в котел. Светланка отсыпает чайную ложечку черного перца горошком и опускает несколько лавровых листочков. «Как тебе Карелия?» – спрашивает Павел, младший сын. «То, что я видел, – прекрасно. Но приехал-то я позавчера, в четверг, и первые впечатления получил только сегодня». «Ну и как впечатления?» – присоединяется к разговору Светланка. «Сказочные, – отвечаю я, – невероятные. Мы с Петровичем за шесть часов наловили по три ведра рыбы. Вы всю эту рыбу обработали за два часа только что, на моих глазах. Я эту рыбу сейчас варю и не верю, что все это так и есть. Если я кому-то в Москве расскажу о трех ведрах за утреннюю зорьку, меня объявят бессовестным вруном». Вся компания дружно смеется. «Пялозеро – водоем неглубокий: самые глубокие места (семь-восемь метров) – в ямах. Рыба, она, в основном, у дна держится, – вступает в разговор средний брат, Сергей. – Ну а на жор вверх поднимается, вот и улов хороший. Скажем, если бы вы ловили на Мунозере в районе Спасской Губы, то за это время дай бог одно ведро на двоих надергали бы. Глубоко там, в десяти метрах от берега до дна уже больше двадцати метров. Там другая техника ловли нужна». «Ну, для Москвы и ведро на двоих за шесть часов улов знатный», – отвечаю я. Все снова смеются. «Мой рекорд – трехлитровое ведерко карасиков за целый день. А что, у вас на Пялозеро всегда такой клев в это время?» – «Нет, не всегда, – отвечает Сергей, муж Ариши, – но достаточно часто».

За второй час варки выкипело еще одно ведро воды, и все варево превратилось в густой насыщенный раствор, распространяющий невероятно аппетитный запах. Похоже, уха готова, пора снимать котел с огня. Женщины приносят миски, деревянные ложки. Светланка большим деревянным половником с длинной ручкой аккуратно зачерпывает порцию с самого дна котла и выкладывает в миску. Протягивает ее мне и, улыбаясь, говорит: «Ну, снимай пробу со своей стряпни, поваренок».Все прониклись важностью и ответственностью момента. Это моя первая настоящая рыбацкая уха. Я зачерпываю бульон ложкой, дую на него, чтобы не обжечься, подношу ко рту и пробую это бесподобное, сказочно вкусное варево…

Немало мне поездить по миру пришлось, побывать в местах глухих, заповедных, охотиться, ловить рыбу разную и готовить ее. Варил я ушицу из хариуса и сига в Коми, из гольца и семги на Беломорье, земле Архангельской, из осетра и сома в низовьях Волги, из муксуна и тайменя в Бурятии, за Байкалом, из речной горной форели на Кавказе, из балхашского сазана в Казахстане. Все из свежайшей, только что из воды вытащенной рыбы. Довелось мне пробовать в Марселе многочисленные варианты знаменитого французского рыбного супа буайбес, готовившегося специально для меня, русского гостя, поваром-виртуозом марокканцем Виктором Вайфияхом. Супец из акульих плавников на Хайнане едать приходилось. Каждое из этих божественных блюд достойно отдельной поэмы. Позже, быть может, и эти истории изложу. Но впечатления о моей первой, сваренной из ерша ухи до сих пор самые яркие и сильные. Ерш Ершович – мелкая, с виду невзрачная колючая рыбешка – придала такую вкусовую гамму блюду, что до сих пор помню.

Стол в горнице накрыт. Петрович разливает ушицу по тарелкам, а Анна Дмитриевна кладет каждому в уху мелко нарезанный укроп, только что с грядки. Свою первую тарелку я съедаю минут за пять, прошу добавки. И после второй тарелки меня охватывает состояние пьяной сытости. Сказывается усталость. Глаза слипаются. Я хочу спать. Оба Сергея и Павел, поддерживая меня, выводят из дома. Павел устанавливает лестницу к сарайчику и взбирается наверх. Старший Сергей, подталкивая меня, помогает подняться. Павел хватает меня за руки и втягивает под крышу. Я опускаюсь на мягкое и пахучее сено и закрываю глаза. Ребята укрывают меня пледом.

В лучах яркого утреннего солнца вижу Петровича, развешивающего под потолком рыбу. «Выспался? Это и есть наш улов, который мы с тобой вчера в песок закапывали. Иди умывайся, сейчас завтракать будем». На столе полные миски заливной рыбы. Вчерашняя уха, поставленная в подпол, превратилась в другое деликатесное блюдо. И мы с великим удовольствием отдаем должное этой здоровой и полезной еде.
Читайте также
Правила регистрации рекорда IGFA
Эти требования сформулированы IGFA для поддержки этических норм в спортивном рыболовстве, установлен...
0 1414
Ищем рыбу по науке
Вопрос «где?» — один из главных и злободневных для любого рыболова. Многие знающи...
0 610
Не торопись удивлять рыбу — спеши удивляться сам!
В наше стремительное время все происходит быстро. Быстро пролетает рабочая неделя, быстро наступают ...
0 8132
Смотрите видео
Найти места стоянки хищника не сложно, стоит только научиться «читать реку». Место впадения притока, яма на русле, старое русло, ловля «на сливах», - есть множество мест где стоит ваша добыча. Можно их искать методом проб и ошибок, а можно послушать опытных рыболовов и поднимать свое мастерство, опираясь на их опыт. О секретах ловли хищника на большой реке расскажут эксперты журнала «Рыбачьте с нами» Андрей Шишигин и Владимир Струев.
0 6515
Западная Сибирь встретила нас холодно: небо хмурилось; берега и вода, казалось, смотрели исподлобья. Обь — оргромная река, которая несет нас к одному из своих притоков — Северной Сосьве. Здесь царство нетронутой природы, непуганого зверя и трофейной щуки. Зубастой хищницы тут столько, что каждая проводка приносит в лодку щуку. О тактике ловли и наиболее эффективных приманках расскажет эксперт журнала «Рыбачьте с нами» Владимир Струев.
0 3311
Летом за судаком охотятся в основном со спиннингом, мы же предпочитаем ловить "клыкастого" в отвес.
1 5407