Реклама
Проверенная снасть
Реклама
Свежий номер
Рыбачьте с нами №7 (июль) 2017
В этом номере:
  • Древний маскинонг и новые технологии
  • Игра в спиннинг
Смотреть дальше
Реклама
Комментарии
Витёк Фадеев
Я на голавля беру с собой еще и видеокамеру sititek, прикрепляю монитор к удочке и прекрасно видно рельеф дна и движение рыбы.
Макчон
Неплохой комплект средней ценовой категории. Большую часть описанных воблеров имею в своих коробках, ловят если не превосходно, то в определенных условиях вполне достойно. Не сложилось только с Duo Gr
Александр Мороз
Читал Вашу статью и чуть не пустил слезу! Всего пару дней назад испытали тоже самое, такое ощущение что писали с моих слов! Также понадеялись на клев в районе "бабок", а в итоге уехали с неб
Реклама



Рыбачка

Просмотров: 2908
РыбачкаЯ познакомился с ней совершенно случайно, на берегу Пельского водохранилища, естественно, на рыбалке. Было раннее утро, еще не совсем рассвело, и я спешил на свое любимое место под мостом, по которому проходил автобан. Стояла такая тишина, что было слышно, как на противоположном берегу с высоких яблонь падают тяжелые плоды. Иногда из воды выплескивались большие рыбины, и после этого долго расходились круги, почти доходящие до берега. Я спустился под мост и обомлел: на моем месте сидела под навесом-зонтиком на стульчике незнакомая мне женщина, курящая папиросу, и смотрела на меня. На берегу возле воды стояли два спиннинга, а на белом песке лежал открытым незамысловатый рыбацкий сундучок. Мы поздоровались, но не познакомились (это произойдет чуть позднее). Я хотел было уже уйти, но она сказала:

— Пожалуйста, устраивайтесь рядом. Места всем хватит.

Подумав, я согласился. Встав рядом, я забросил спиннинги и сел на стул, уставившись на них. Воцарилось молчание. Рыбачка, казалось, не обращала на меня никакого внимания. Но так продолжалось недолго. Видимо, чтобы как-то сгладить неловкость, она подошла ко мне и спросила:

— Сколько времени?

Я ответил. И удивился, заметив на руке у нее часы. «А может, встали? — подумал я. — Или еще хуже, вдруг неожиданно сломались».

— Спасибо! — поблагодарила она. После этого мы разговорились. Фрау Хэнэн (так она мне представилась) живет здесь давно. Переехала сюда в начале 50-х годов из Карл-Маркс-Штадта (ныне город Хемниц). Там она жила вместе с родителями и в военное лихолетье, и в послевоенные годы. Курить она начала, когда познакомилась с советским офицером одного из воинских гарнизонов, расквартированных в оккупированной Германии. Он курил папиросы, и она, балуясь, пристрастилась к ним. С лейтенантом их знакомство зашло далеко, слишком далеко. Забеременев, девушка уехала от родителей. Приехала сюда, родила сына, да так и осталась здесь. От ее возлюбленного не осталось даже фотографии на память, а вот курить она не бросила. Я заметил, что она курит «Беломорканал».

— Все хорошо, — сказала она, — да только папиросы трудно доставать. Их нигде почти не продают. А сигареты я не курю.

Я вообще не курил, но вспомнил, что в нашем «Военторге» видел пачки этих папирос на витрине.

— А как вы назвали сына? — спросил я.

— Александр, Алекс, в честь его отца.

— И больше вы со своим любимым не виделись?

— Нет. Никогда. Я даже не пыталась его найти. Зачем? У него была семья.

— А откуда он сам?

— Говорил, что из Москвы.

Я нелестным словом отозвался о лейтенанте про себя. Но вслух ничего не сказал. Собственно, на этом наш разговор и закончился. Мы занялись рыбалкой. До вечера время пролетело как один миг. В садке у меня было пять крупных лещей и две плотвички. В общем, нормальный улов.

У фрау Хэнэн садок был пуст. Нет-нет, она подсекала лещей, но отпускала их обратно в воду, так как немцы считают эту рыбу сорной и не берут ее. А вот карпа ей, как и мне, не удалось поймать. Просто не случились эти поклевки. Через неделю я опять приехал под мост. Фрау Хэнэн сидела на том же месте с папиросой во рту и под тем же зонтиком, и казалось, что она никуда и не уходила с момента нашего прощания. Даже спиннинги, казалось, не трогались все эти семь дней. Но вдруг один из них неожиданно ожил, резко задергавшись. Однако поклевка так же быстро закончилась, как и началась. Фрау Хэнэн даже не успела подойти к своим удочкам. Зато, увидев меня, улыбнулась и подала руку:

— Доброе утро!

Ответив на приветствие, я снял со спины нетяжелый рюкзак, отыскал в нем пакет и протянул его фрау Хэнэн.

— Что это? — спросила она.

— Папиросы, — ответил я.

Фрау Хэнэн развернула пакет, посмотрела на меня, и мне показалось, что у нее в глазах появились слезы.

— О, бог мой! Сколько я вам должна? — спохватилась она.

— Нисколько, просто это мой подарок.

— Подарок?

— Да.

— Спасибо! Большое спасибо!

На устройство своих спиннингов мне хватило пяти минут. Я сел на стульчик и открыл бутылку пива. Положив пакет с папиросами на рыбацкий сундучок, фрау Хэнэн пошла перекидывать свои спиннинги. Поколдовав с удочками, она села рядом со мной и закурила. Подул легкий свежий ветерок. На воде появилась рябь. Я поежился, закрыл бутылку пива и поставил возле стульчика, на котором сидел. Поклевку мы увидели почти одновременно. На спиннинге у фрау Хэнэн поднялось провисающее на леске ярко-желтое пластмассовое кольцо. Она оставила папиросу на стульчике, подошла к спиннингу и начала медленно крутить катушку. Судя по поклевке и по поведению лески, было видно, что это не лещ и не плотва, скорее всего. Словно читая мои мысли, фрау Хэнэн тихо сказала:

— Карп.

Я взял подсак и, зайдя почти по пояс в воду, стал искать глазами попавшуюся на крючок рыбу. Странно, еще неделю назад мы рыбачили каждый отдельно, теперь же стали рыбачить вместе. Очутившись в подсаке, пойманный карп жадно дышал, раздувая жабры. Фрау Хэнэн даже умудрилась измерить его.

— Сорок один сантиметр, — cказала она, пряча в сундучок складной деревянный метр. «Брать можно», — подумал я про себя.

По немецким правилам карпа можно брать не менее 36 см в длину. Фрау Хэнэн знала об этом не хуже меня. Спустя некоторое время опять наступила тишина. Потом послышался шум подъезжающего автомобиля. Это был «Трабант». Из машины вышел приятный молодой человек с малышом на руках и направился к нам. Подойдя, опустил ребенка на землю, поздоровался.

— Это мой сын Александр, — сказала фрау Хэнэн. Малыш быстро оказался в объятиях счастливой бабушки, а Александр спросил у меня, как успехи. Я показал на садок. Он одобрительно кивнул, подошел к фрау Хэнэн, о чем-то поговорил с ней и попрощался. После отъезда Александра мы опять расселись по своим стульчикам. Фрау Хэнэн закурила, а я стал потягивать пиво из початой бутылки.

— Фрау Хэнэн, а вы давно рыбачите? — задал я вопрос, мучивший меня с первого дня нашего знакомства.
Она улыбнулась:

— Давно, сразу, как только приехала, вернее, убежала от родителей сюда из Хемница. Здесь тогда тоже недалеко стояла советская воинская часть. А рыбачить меня научил пожилой русский солдат, который постоянно приходил с удочками на место, где мы сейчас с вами рыбачим.

«Так, значит, это не мое место, оно по праву принадлежит фрау Хэнэн», — подумал я.

— Вот мы с ним и рыбачили вместе. А он, когда приходил, приносил еще и свой солдатский паек, который делил со мной, как с товарищем. Но это продолжалось недолго, — фрау Хэнэн закурила новую «беломорину», — часть расформировали, и он уехал.

— А как его звали? — спросил я.

— Его звали дядя Миша, и он откуда-то из Сибири.

Мы помолчали.

— Был у нас здесь и еще один «рыбак» из советских офицеров,- вспомнив, продолжила фрау Хэнэн. — Правда, он на озеро не приезжал, а «рыбачил», не выходя из дома. Он жил на втором этаже. Говорят, был большим командиром, но много пил. А внизу дома, в подвале, была пивная. Чтобы не спускаться каждый раз вниз, он прорубил отверстия в полу до самого подвала и опускал корзину, в которую хозяин пивной клал вино, пиво и закуски. Вот такой «рыболов», — добавила фрау Хэнэн. — Но с расформированием части, и он исчез, фамилии его я не помню. А вы откуда? — вдруг спросила она меня.

— Я из Казахстана.

— Наверное, прекрасная страна?

— Очень, — сказал я.

— Жаль, мне не судьба, видно, побывать в России, а тем более в Казахстане. А так хотелось бы. Фрау Хэнэн хотела еще что-то сказать, но не успела. Резкая поклевка случилась опять на ее спиннинге. Желтое кольцо улетело далеко в прибрежные кусты, а удилище интенсивно задергалось. Леска натянулась до предела. Фрау Хэнэн подошла к спиннингу, но не успела его взять. Леска возле катушки со звоном лопнула, и стало тихо.

— Не повезло, — сказала фрау Хэнэн.

Мы рассмеялись. На этом наша рыбалка и закончилась. В следующий выходной я не смог приехать. А еще через неделю сумел-таки выбраться, но теперь уже не было фрау Хэнэн. Мне стало грустно. Тем более что наступала осень. Под ногами на берегу появились желтые листья. Пиво я уже с собой не брал. Вместо него у меня был термос с чаем. А еще через неделю мы встретились. Было совсем уже прохладно. Фрау Хэнэн также сидела под зонтом, но теперь спасаясь не от палящего солнца, а от моросящего дождя. Она встала со стульчика и протянула руку:

— Я думала, что больше не увижу вас. Решила, что вы изменили этому водоему и выбрали другой.

Фрау Хэнэн отошла к спиннингам, поправила прищепки. Странно, но она не курила. «Наверное, папиросы кончились, надо будет не забыть спросить», — подумал я и стал распаковывать удочки. Поставив спиннинги, я сел на стульчик. Время бежало быстро, но рыбалка явно не получалась. Не было ни одной поклевки. Ни у меня, ни у фрау Хэнэн. Я достал термос, предложил чаю. Фрау Хэнэн не отказалась, подошла со своей кружкой.

— А знаете, почему не клюет? — спросила она.

— Интересно, и почему? — я заинтересованно посмотрел на нее.

— Потому что я бросила курить!

Я даже сначала не понял, что она сказала. Потом до меня дошло

— Поздравляю. Это очень мужественное решение. А я думал, у вас папиросы закончились, хотел опять привезти.

— Спасибо, наверное, уже не надо.

В этот день мы ничего не поймали. Я уехал ни с чем. Ушла без рыбы и фрау Хэнэн. Потом я долго не приезжал. До становления льда. В ноябре лед уже полностью покрыл водоем, и по нему можно было ходить без опаски. Я приехал на рыбалку и пошел к своему любимому месту. Но там было пустынно и не было видно никаких следов. Напрасно я, прорубив лунку в тонком льду, вглядывался вдаль и кого-то ждал. Фрау Хэнэн не пришла. Скорее всего, зимой она не рыбачила, как, впрочем, и многие другие немцы. Не пришла фрау Хэнэн и через неделю, и через две. Больше я ее не видел. А весной я уехал на Родину. Навсегда.
Читайте также
Почему акулы не могут обитать в пресной воде
Акулы — хищники зубастые и быстрые, неутомимые и свирепые. Но есть у них одно слабое место: по...
0 324
Вершина пищевой пирамиды
Суши, ролы, сагудай, мороженая строганина всё чаще встречаются в нашем меню. Одних притягив...
0 1914
Козу за поплавок для бомбарды
Мы с приятелем отправились на плес после весеннего полноводного паводка, когда река уже постепенно в...
0 2974
Смотрите видео
На Волге во время подъема на нерест сельдь атакует практически все, что помещается в ее немаленький рот. Поэтому ловля селедки на Волге так динамична. Отправляясь в первой половине лета на Нижнюю Волгу, стоит взять с собой легкий спиннинг и коробочку с мелкими «вертушками» и «колебалками». Результат вас приятно поразит. Примаками будут интересоваться чехонь, голавль, красноперка, язь, окунь и, конечно, шустрая сельдь. А вываживание последней легкой снастью принесет не меньшее удовольствие, чем борьба с щукой или судаком. Именно об этом наш видеосюжет.
0 11457
Дропшот: как связать оснастку и как ловить? Один из интересных и эффективных способов ловли хищной рыбы – дропшот. Им можно ловить как с берега, так и с лодки. Особенно эта оснастка помогает выйти из трудных положений, например, когда судак ведет себя не активно и не хочет реагировать на приманку с энергичной игрой. Наш эксперт Владимир Струев рассказывает и показывает, как сделать оснастку, как привязать дропшот к основной леске, а затем эффективно на него ловить. Многим любителям спиннинга будет полезно узнать, как грамотно вяжут узел для дропшота.
0 15853
Как правильно прикормить карпа на коммерческом водоеме. О простейшей оснастке матчевого удилища. А также о правильном вываживании крупного карпа. Обо всем об этом расскажет двухкратный чемпион России по поплавочной ловле Юрий Сипцов.
0 3788